Философский журнал | Philosophy Journal https://pj.iph.ras.ru/ <p style="line-height: 115%; text-align: justify;" align="justify"><span style="color: #311010;"><span style="font-family: Open\ Sans, sans-serif;"><span style="font-size: small;"><span lang="en-US"><strong>«Философский журнал&nbsp;| Philosophy Journal»</strong></span></span></span></span> <strong><span style="color: #000000;"><span style="font-family: Open\ Sans, sans-serif;"><span style="font-size: small;"><span lang="en-US"><span style="font-weight: normal;">– периодическое издание, ориентированное на профессиональную аудиторию. Задача журнала – публиковать результаты исследований как в области традиционных философских дисциплин: онтологии, эпистемологии, логики, этики, эстетики, социальной философии, истории философии, и др., так и посвященные междисциплинарным проблемам на стыке философии и других сфер знания: естественных наук, теории литературы, новых визуальных искусств и др. Особое внимание уделяется поискам новых форм и языка в современной философии. Журнал нацелен на публикацию фундаментальных и актуальных исследований в области философии.</span></span></span></span></span></strong></p> <p style="line-height: 115%; text-align: justify;" align="justify"><span style="color: #000000;"><span style="font-family: Open\ Sans, sans-serif;"><span style="font-size: small;"><span style="font-weight: normal;">Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-61227 от 03 апреля 2015 г.</span></span></span></span></p> ru-RU philosjournal@iph.ras.ru (Юлия Геннадиевна Россиус | Julia G. Rossius) litvinovg@iph.ras.ru (Георгий Литвинов | Georgy V. Litvinov) Ср, 10 мар 2021 00:00:00 +0300 OJS 3.1.2.0 http://blogs.law.harvard.edu/tech/rss 60 Против метафизического ретрибутивизма https://pj.iph.ras.ru/article/view/5615 <p>В статье предлагается аргумент против метафизического ретрибутивизма, т.е. пред­ставления о том, что существование физического зла (страдания) можно каузаль­но объяснить и ценностно оправдать, истолковав его как справедливое наказание за моральное зло, допущенное самими страдающими агентами. Сперва автор вво­дит дизъюнктивное различение между гуманистическими и негуманистическими нормативными теориями морального блага и зла, а затем обосновывает свой анти­ретрибутивистский тезис как для первых, так и для вторых. Гуманистические тео­рии, согласно которым морально дурной может быть лишь активность, которая причиняет физическое зло другим субъектам, причем именно на этом основании, логически подразумевают, что физическое зло есть условие возможности мораль­ного, а, стало быть, не может быть всего лишь его следствием. Это демонстриру­ется применительно как к линейным (например, «авраамическим»), так и к цик­лическим (например, античным или эзотерическим) метафизическим сценариям. Кроме того, согласно этим теориям, причинение крайне интенсивного физическо­го зла, которое предполагается метафизическим ретрибутивизмом, не может быть морально оправдано, даже если оно является формально справедливым. С другой стороны, негуманистические нормативные теории логически предполагают, что понятие морального зла содержательно вообще никак не связано с понятием фи­зического зла. Но в таком случае моральное и физическое зло сущностно гетеро­генны и несоизмеримы, а, стало быть, между ними не может быть установлено пропорциональное соотношение, являющееся необходимым условием возможно­сти справедливой и морально оправданной ретрибуции.</p> А. В. Серегин Copyright (c) https://pj.iph.ras.ru/article/view/5615 Ср, 10 мар 2021 00:00:00 +0300 Так называемый парадокс художественной литера­туры и трансцендентальная онтология https://pj.iph.ras.ru/article/view/5616 <p>Хотя феномен художественного сопереживания сопровождает историю литературы изначально и постоянно, онтологические основания этого феномена начали специ­ально проблематизироваться только с 1970-х годов – в виде теорий «парадокса бел­летристики», инициированных Колином Рэдфордом, в соответствии с которыми речь идет о парадоксальном сопереживании несуществующему как существующе­му. Представив все основные из этих теорий, автор статьи приходит к выводу о том, что на деле никакого парадокса нет, а есть одноэтажная редукционистская онтоло­гия, которая приходит в противоречие и с феноменологией художественного сопе­реживания. Но также и с теми индексами самого существования, которые предо­ставляет европейская философия и которые имеют надежные параллели и за ее пре­делами – перцептивность и каузальность. Второй из этих параметров акцентируется более подробно: активность объектов художественного сопереживания сообщает им более высокий онтологический статус в сравнении с некоторыми другими клас­сами ментальных объектов (иерархия которых также набросана в статье). Это дает автору основания не только для опровержения идеи фиктивности объектов худо­жественного сопереживания, но и для выдвижения концепции неоднородности су­ществования и идеи возможности его квантифицирования, которую он связывает с форматом трансцендентальной онтологии.</p> В. К. Шохин Copyright (c) https://pj.iph.ras.ru/article/view/5616 Ср, 10 мар 2021 00:00:00 +0300 Ханна Арендт и Марсель Пруст: от романа-доку­мента к рассказыванию историй https://pj.iph.ras.ru/article/view/5617 <p>В центре внимания статьи – эссе Ханны Арендт «Между пороком и преступлени­ем». В нем философ исследует процесс стигматизации евреев в салонном обществе рубежа XIX–XX вв., используя для этой цели роман М. Пруста «В поисках утрачен­ного времени» в качестве документа эпохи. Это эссе позволяет раскрыть методоло­гическую ценность романа для разрешения стоявших перед ней социально-полити­ческих проблем. Автор демонстрирует, что magnum opus французского писателя послужил специфической детерминантой и опорой мысли Х. Арендт. В частности, в статье реконструируется ее диалог с М. Прустом, результатом которого стало рас­ширение потенциала художественной литературы философом. Роман отныне не ограничивается инструментальным характером, он приобретает онтологическую значимость рассказывания историй, что позже будет концептуально схвачено поня­тием «storytelling». В статье показывается логика раскрытия Ханной Арендт воз­можностей романа на материале ее интерпретации прустовского цикла «В поисках утраченного времени», а также выявлены факторы, оказавшие влияние на эту логику. Благодаря взгляду на художественные тексты как источник мысли Х. Арендт, стало возможным продемонстрировать генезис инновационных идей философа (в данном случае понятие «storytelling»), которые, как оказалось, несут на себе литературный отпечаток.</p> А. О. Кучерова Copyright (c) https://pj.iph.ras.ru/article/view/5617 Ср, 10 мар 2021 00:00:00 +0300 Горизонты памяти: воспоминания детства как опыт образного постижения времени в философии Вальтера Беньями­на https://pj.iph.ras.ru/article/view/5619 <p>В статье намечаются контуры философской теории времени Вальтера Беньямина, легшей в основу его концепции истории, которая составляет известную альтернати­ву существующим моделям. Особенность подхода немецкого мыслителя к пони­манию времени заключается в использовании уникального метода, опирающегося не на абстрактные категории и линейные схемы философско-исторического дискур­са, а на художественные образы. Образ позволяет Беньямину, с одной стороны, за­печатлеть приметы эпохи, не уловимые для понятийного аппарата исторической науки, а с другой – производит сильное впечатление на читателя, требуя от него эмоциональной включенности в текст. Книга «Берлинское детство на рубеже ве­ков», зачастую относимая к жанру поэтической прозы, становится реализацией от­влеченных рассуждений Беньямина. Ее нарочитая необязательность, фрагментар­ность, метафоричность призваны продемонстрировать иной способ переживания настоящего момента – когда знаки будущего явственно проступают в осколках про­шлого. Сплавление всех трех темпоральных модусов в мгновении «сей-час» (Jetzt­zeit), трудно артикулируемое на языке рациональной метафизики, получает свое зримое воплощение в аллегориях «Берлинского детства». Его избранные эпизоды, детально разбираемые в статье, фиксируют каждое из трех временных измерений в режиме актуального «сейчас»: фрагмент «Выдра» символизирует прошлое, «Лод­жии» – будущее, «Чулок» – настоящее. Обычно не фигурирующие в философских размышлениях детские воспоминания служат здесь незаменимым источником рожде­ния образов: в содержательном плане – поставляя чувственный материал из личного опыта, в формальном плане – подсказывая сам синтезирующий принцип, посколь­ку ребенок более чувствителен к единству вымысла и реальности. Вспоминающее письмо Беньямина, увиденное в таком ракурсе, оказывается сознательно осуществ­ляемой стратегией поэтически мыслить мир, время, историю.</p> А. С. Дриккер, О. А. Коваль Copyright (c) https://pj.iph.ras.ru/article/view/5619 Ср, 10 мар 2021 00:00:00 +0300 Творчество Чаадаева и его интерпретация в интел­лектуальной культуре Серебряного века https://pj.iph.ras.ru/article/view/5620 <p>П.Я. Чаадаев (1794‒1856) является ключевой фигурой русской философии. Его опыт теоретизирования о предметах высшего порядка – Боге, человеке, познании, истории, религии – по-прежнему представляет собой историко-философскую <em>про­блему,</em> не позволяющую до конца разгадать тайну творчества мыслителя, обладаю­щую плотностью культурного мифа. С нашей точки зрения, «чаадаевский вопрос» в истории русской мысли – это не только вопрос о том, <em>что</em> сказал автор «Филосо­фических писем», экспликация его идей в чистом виде. Это вопрос о сложившем­ся <em>дискурсе о Чаадаеве</em>, а также о восприятии и понимании его авторского слова в контексте российской интеллектуальной и политической культуры. Приблизиться к пониманию глубинных мотивов мысли Чаадаева попытались философы Серебря­ного века. «Проблема Чаадаева» дала русским интеллектуалам мощный творческий импульс, побудив их задавать вопросы о России, ее истории и идентичности (куль­турной, цивилизационной, политической).</p> О. А. Жукова Copyright (c) https://pj.iph.ras.ru/article/view/5620 Ср, 10 мар 2021 00:00:00 +0300 Е. Н. Трубецкой и его спор о теократии с Вл. С. Соловьевым https://pj.iph.ras.ru/article/view/5621 <p>В статье рассматривается рецепция Е.Н. Трубецким теократического проекта Вл.С. Соловьева, представлены точки сближения и расхождения двух русских рели­гиозных мыслителей по вопросу о характере и возможных путях христианского единства. Философы были близкими друзьями, и Трубецкой в своих текстах, посвя­щенных Соловьеву, неоднократно подчеркивал влияние его идей на свои собствен­ные философские построения. Но все же Трубецкой воспринял их критически, го­товил ответ Соловьеву несколько лет, сначала в магистерской диссертации «Миро­созерцание Бл. Августина», затем в докторской диссертации, и наконец, в фунда­ментальном исследовании «Миросозерцание Вл.С. Соловьева». Именно в этой ра­боте представлены ключевые аргументы Трубецкого против проекта «свободной теократии» Соловьева. В статье отмечается, что Трубецкой, разделяя взгляд Соло­вьева о необходимости церковного единства, не принимал предложенные им прак­тические варианты его достижения. Трубецкой спорил с Соловьевым 1880-х годов, противопоставляя его идеи данного периода поздним идеям философа, подчерки­вая, что ключевой работой Соловьева все-таки являются «Три разговора о войне, прогрессе и конце всемирной истории». В статье подчеркивается, что тема теокра­тии становится принципиальной для Трубецкого: через анализ проекта «свободной теократии», погружение в исторический контекст становления теократической идеи в западной традиции, поиск материалов о теократическом периоде Соловьева в Ва­тикане Трубецкой сформулировал свою принципиальную позицию о взаимоотно­шении церкви и государства и о необходимости их разделения.</p> Е. В. Бессчетнова Copyright (c) https://pj.iph.ras.ru/article/view/5621 Ср, 10 мар 2021 00:00:00 +0300 Новое прочтение «Феноменологии духа»: Брэн­дом о Гегеле https://pj.iph.ras.ru/article/view/5622 <p>Американский философ Роберт Брэндом в своих комментариях к «Феноменоло­гии духа» пытается реактуализировать Гегеля, связать его спекулятивную диалек­тику с лингвистической философией и прагматизмом <span xml:lang="en-US" lang="en-US">XX</span> в., с идеями Г. Фреге, Л.&nbsp;Витгенштейна и У. Селларса. В центре его внимания – тема борьбы за призна­ние. Под «обоюдным» и «симметричным» признанием как <span style="font-style: italic;" xml:lang="en-US" lang="en-US">terminus</span> <span style="font-style: italic;" xml:lang="en-US" lang="en-US">ad</span> <span style="font-style: italic;" xml:lang="en-US" lang="en-US">quem</span> соци­альной коммуникации Брэндом понимает взаимное подтверждение нормативных статусов индивидов, являющихся равноправными участниками коллективной «игры в обмен доводами». Перспективу достижения этого состояния философ связывает с преодолением субъективистского отчуждения и волюнтаризма, харак­терных для эпохи модерна. При этом он смешивает два термина, используемых Гегелем в «Феноменологии духа»: <span xml:lang="en-US" lang="en-US">Entfremdung</span> («отчуждение») и <span xml:lang="en-US" lang="en-US">Ent</span>ä<span xml:lang="en-US" lang="en-US">u</span>ß<span xml:lang="en-US" lang="en-US">erung</span> («овнешнение»). Акцентируя внимание на негативной стороне <span xml:lang="en-US" lang="en-US">Entfremdung</span>, Брэн­дом упускает значение <span xml:lang="en-US" lang="en-US">Ent</span>ä<span xml:lang="en-US" lang="en-US">u</span>ß<span xml:lang="en-US" lang="en-US">erung</span> (опредмечивания), которое, по Э. Ильенкову, «входит в самое определение “духа”» и не может быть снято никакой интеллекту­альной революцией.</p> И. Д. Джохадзе Copyright (c) https://pj.iph.ras.ru/article/view/5622 Ср, 10 мар 2021 00:00:00 +0300 У истоков неосхоластической трактовки кантиан­ства: от Ч. Бальдинотти до Й. Клейтгена https://pj.iph.ras.ru/article/view/5623 <p>В статье рассматриваются первые опыты интерпретации и критики кантовского учения о познании со стороны неосхоластических мыслителей 1 половины <span xml:lang="en-US" lang="en-US">XIX</span> в. Показано, что переход от конфессиональной полемики, не имевшей отношения к&nbsp;философской интерпретации, к изложению и анализу принципов кантовской гно­сеологии связан с именем Ч. Бальдинотти, который предложил в своем трактате «<span xml:lang="en-US" lang="en-US">Tentaminum</span> <span xml:lang="en-US" lang="en-US">metaphysicorum</span>» (1817) понимание кантианства как радикального скептицизма. Вместе с тем он оставил не раскрытыми вопросы, к какому типу тра­диционных концепций относится критицизм и как он может быть описан на языке схоластики. Первая проблема решалась итальянским мыслителем Г. Сансеверино, который пытался соотнести кантианство с известными из истории философии мо­делями, оппозиционными схоластике. Вторая проблема стала предметом размыш­лений Ж. Бальмеса и Й. Клейтгена, которые наметили границы компромисса между схоластикой и кантианством, попытавшись представить критицизм в категориях то­мизма и показать возможные точки пересечения между этими учениями. В резуль­тате этих усилий становится ясно, что механическое перенесение решений, разра­ботанных в средневековой схоластике, на проблемы новоевропейской философии не является успешной полемической стратегией: требовалась актуализация схола­стической философии в новоевропейском контексте, что было осуществлено впо­следствии М. Либераторе и следовавшими за ним неотомистами.</p> Р. В. Савинов Copyright (c) https://pj.iph.ras.ru/article/view/5623 Ср, 10 мар 2021 00:00:00 +0300 Пути трансформации метафизического мышления в «беспонятийном языке» позднего М. Хайдеггера https://pj.iph.ras.ru/article/view/5624 <p>В статье предлагается анализ концепции «беспонятийного языка» в творчестве позднего Мартина Хайдеггера. Специфическая структура этого языка выступает од­ним из основных критических моментов поздних произведений философа и проти­вопоставления Хайдеггера как автора «Sein und Zeit» Хайдеггеру периода «Beiträge zur Philosophie. Vom Ereignis». В статье разъясняется специфика структуры «беспо­нятийного языка», причины его создания и его роль в философии позднего Хай­деггера. Предпринята попытка выявить скрытую логику «беспонятийного языка» и те принципы, которыми она руководствуется. Поиск «логики “беспонятийного язы­ка”» осуществляется через рассмотрение некоторых его аспектов: способа изложе­ния мысли, особенностей стиля аргументации, метода образования терминов. Пока­зано, какими путями Хайдеггер стремится преодолеть проблему так называемого «отказа» (Versagen) языка, возникшую после написания «Sein und Zeit». В поисках языка, соответствующего переходу к другому началу, формируются принципы гер­меневтической методологии «беспонятийного языка» позднего Хайдеггера: «прин­цип умышленной непонятности» терминов, «логика умолчания», прояснение тер­минов через их «внутреннюю форму», метод «вдумчивого использования языка» (besinnliche Sprachgebrauch). Анализ приводит к выводу, что глубинное изменение мышления, к которому стремился поздний Хайдеггер на пути к другому началу, невозможно без трансформации языка. В связи с тем, что существующее «метафи­зическое» мышление напрямую связано с понятийным языком, «беспонятийный язык» открывает путь для альтернативного, «другого» мышления.</p> Н. В. Кода Copyright (c) https://pj.iph.ras.ru/article/view/5624 Ср, 10 мар 2021 00:00:00 +0300 Иконическая перформативность китайских ман­тических диаграмм https://pj.iph.ras.ru/article/view/5625 <p>В статье прослеживаются и обсуждаются философски значимые следствия укоре­ненности древнекитайской мысли в исходной изобразительности китайского иеро­глифического письма. Исследуется феномен перформативности применительно к&nbsp;ки­тайскому материалу. В ходе проведенного исследования вводится принципиальное методологическое различие между перформативными <span style="font-style: italic;">высказываниями</span> и перформа­тивными <span style="font-style: italic;">декларациями</span>. В свете предложенного различия обнаруживается ярко вы­раженная перформативная декларативность знаменитого конфуциевого концепта <span style="font-style: italic;">чжэнмин</span> («выправление имен»). Этот малоизученный аспект «выправления имен» не следует путать с достаточно хорошо известным к настоящему времени перфор­мативным <span style="font-style: italic;">именованием</span>, стандартно подразумеваемым установкой на <span style="font-style: italic;">чжэнмин</span>. Главным результатом введенных методологических дистинкций и проведенного эк­зегетического анализа является выявление невербального прообраза концепта <span style="font-style: italic;">чж­энмин</span> в лице гексаграммы «Домашние». Парадигматический характер прообразно­сти гексаграммной графики в отношении словесной формулировки, наделяющей перформативным статусом исходного зрительного образа вербальную экспликацию этого образа, позволил автору обобщить данное частное наблюдение до основопо­лагающей итоговой гипотезы о <span style="font-style: italic;">вторичности</span> перформативной действенности слова сравнительно с исходной перформативностью мантической диаграмматичности (образцово экземплифицируемой гексаграммами Ицзина).</p> А. А. Крушинский Copyright (c) https://pj.iph.ras.ru/article/view/5625 Ср, 10 мар 2021 00:00:00 +0300 <Лекция о сознании> https://pj.iph.ras.ru/article/view/5626 <p>В архиве советского философа-марксиста Э.В. Ильенкова сохранился набросок лекции о природе человеческого сознания – одной из тех, что читались им для философов старших курсов МГУ в 1953‒1955 г<span style="font-size: 0.8333334rem; font-family: 'IPH Astra Serif',serif;">г</span>. Мысль Ильенкова идет вразрез с господствовавшей в тогдашней советской философии трактовкой сознания как функции мозга, «<span xml:lang="none" lang="none">копирующего-фотографирующего</span>» внешний мир через посредство органов чувств. Сознание формируется благодаря работе логических категорий, воплощающих в себе общественный разум, утверждает Ильенков. В Предисловии к публи­кации проводится параллель между критикой сенсуалистической модели сознания у&nbsp;Ильенкова и родоначальника «аналитической философии сознания» Уилфрида Селларса. Между «сырыми» чувственными восприятиями и человеческим сознанием оба философа помещают язык. Но если для Селларса язык есть творец сознания, то для Ильенкова язык – лишь инструмент рассудка, позволяющий выделить восприятия, значимые для других людей, и отсеивающий все прочее. Логическое строение языка задается категориями единичного и всеобщего, утверждения и отрицания, причины и следствия и т.д. С помощью категорий рассудка индивид преобразует чувственные впечатления в «факты сознания». Активное сосредоточение внимания&nbsp;на сходствах и различиях предметов чувств, на следовании одного восприятия за&nbsp;другим и т.п. являет собой первичный акт воли. Эта целенаправленность чувственного созерцания и отличает человека от животных, указывает Ильенков. Если язык образует первый «этаж» сознания, то высшим его «этажом» является логическое мышление, открывающее причинно-следственные связи вещей и законы природы. Содержания такого мышления не зависят от воли и сознания, они – объективно истинны.</p> Э. В. Ильенков Copyright (c) https://pj.iph.ras.ru/article/view/5626 Ср, 10 мар 2021 00:00:00 +0300 А. Ф. Лосев и «Энциклопедия художественных наук» ГАХН: к истории невоплощенного замысла https://pj.iph.ras.ru/article/view/5627 <p>Публикация освещает малоизвестный эпизод из научной биографии А.Ф. Лосева, связанный с его работой в 1920-е г<span style="font-size: 0.8333334rem; font-family: 'IPH Astra Serif',serif;">г.</span> в Государственной <span style="font-size: 0.8333334rem; font-family: 'IPH Astra Serif',serif;">а</span>кадемии художественных наук. Впервые вводятся в научный оборот тринадцать статей философа, хранящиеся в НИОР РГБ [Ф.&nbsp;81 (Государственная академия искусствознания). К.<span xml:lang="en-US" lang="en-US">&nbsp;</span>26. Ед.хр.<span xml:lang="en-US" lang="en-US">&nbsp;</span>1]: «Античность», «Аполлинизм», «Гармония», «Дионисизм», «Каллистика», «Калокагатия», «Катарсис», «Космическое чувство», «Космос», «Логос», «Мания», «Математика и искусство», «Мелос». Статьи писались во второй половине 1920-х г<span style="font-size: 0.8333334rem; font-family: 'IPH Astra Serif',serif;">г.</span> и предназначались для так и неосуществившегося издательского проекта Государственной <span style="font-size: 0.8333334rem; font-family: 'IPH Astra Serif',serif;">а</span>кадемии художественных наук – первого тома многотомной «Энциклопедии художественных наук», задуманной еще в 1922 г. как «Словарь художественной терминологии». Тематика статей отражает тот круг научных проблем, которые интересовали Лосева в 1920-е годы, а также его особое внимание к изучению терминологии, нашедшее свое полное воплощение в 1970‒1980-е г<span style="font-size: 0.8333334rem; font-family: 'IPH Astra Serif',serif;">г.</span> в ходе работы над «Историей античной эстетики».</p> Е. А. Тахо-Годи Copyright (c) https://pj.iph.ras.ru/article/view/5627 Ср, 10 мар 2021 00:00:00 +0300 Статьи из «Энциклопедии художественных наук» https://pj.iph.ras.ru/article/view/5628 <p>Публикация освещает малоизвестный эпизод из научной биографии А.Ф. Лосева, связанный с его работой в 1920-е г<span style="font-size: 0.8333334rem; font-family: 'IPH Astra Serif',serif;">г.</span> в Государственной <span style="font-size: 0.8333334rem; font-family: 'IPH Astra Serif',serif;">а</span>кадемии художественных наук. Впервые вводятся в научный оборот тринадцать статей философа, хранящиеся в НИОР РГБ [Ф.&nbsp;81 (Государственная академия искусствознания). К.<span xml:lang="en-US" lang="en-US">&nbsp;</span>26. Ед.хр.<span xml:lang="en-US" lang="en-US">&nbsp;</span>1]: «Античность», «Аполлинизм», «Гармония», «Дионисизм», «Каллистика», «Калокагатия», «Катарсис», «Космическое чувство», «Космос», «Логос», «Мания», «Математика и искусство», «Мелос». Статьи писались во второй половине 1920-х г<span style="font-size: 0.8333334rem; font-family: 'IPH Astra Serif',serif;">г.</span> и предназначались для так и неосуществившегося издательского проекта Государственной <span style="font-size: 0.8333334rem; font-family: 'IPH Astra Serif',serif;">а</span>кадемии художественных наук – первого тома многотомной «Энциклопедии художественных наук», задуманной еще в 1922 г. как «Словарь художественной терминологии». Тематика статей отражает тот круг научных проблем, которые интересовали Лосева в 1920-е годы, а также его особое внимание к изучению терминологии, нашедшее свое полное воплощение в 1970‒1980-е г<span style="font-size: 0.8333334rem; font-family: 'IPH Astra Serif',serif;">г.</span> в ходе работы над «Историей античной эстетики».</p> А. Ф. Лосев Copyright (c) https://pj.iph.ras.ru/article/view/5628 Ср, 10 мар 2021 00:00:00 +0300