Философский журнал | Philosophy Journal https://pj.iph.ras.ru/ <p style="line-height: 115%; text-align: justify;" align="justify"><span style="color: #311010;"><span style="font-family: Open\ Sans, sans-serif;"><span style="font-size: small;"><span lang="en-US"><strong>«Философский журнал&nbsp;| Philosophy Journal»</strong></span></span></span></span> <strong><span style="color: #000000;"><span style="font-family: Open\ Sans, sans-serif;"><span style="font-size: small;"><span lang="en-US"><span style="font-weight: normal;">– периодическое издание, ориентированное на профессиональную аудиторию. Задача журнала – публиковать результаты исследований как в области традиционных философских дисциплин: онтологии, эпистемологии, логики, этики, эстетики, социальной философии, истории философии, и др., так и посвященные междисциплинарным проблемам на стыке философии и других сфер знания: естественных наук, теории литературы, новых визуальных искусств и др. Особое внимание уделяется поискам новых форм и языка в современной философии. Журнал нацелен на публикацию фундаментальных и актуальных исследований в области философии.</span></span></span></span></span></strong></p> <p style="line-height: 115%; text-align: justify;" align="justify"><span style="color: #000000;"><span style="font-family: Open\ Sans, sans-serif;"><span style="font-size: small;"><span style="font-weight: normal;">Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-61227 от 03 апреля 2015 г.</span></span></span></span></p> Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт философии Российской академии наук ru-RU Философский журнал | Philosophy Journal 2072-0726 Метафизика Ничто и знаки препинания: Хайдег­гер, Кант, Карнап https://pj.iph.ras.ru/article/view/5033 <p>В статье впервые рассматриваются языковые средства и, прежде всего, знаки пре­пинания, используемые М. Хайдеггером при превращении слова «Ничто» в основ­ной термин и понятие метафизики. В работе «Что такое метафизика?» выделяются три этапа этих преобразований; основную роль на первых двух из них играет пере­становка тире в устойчивых немецких выражениях, на последнем – замена прямого значения слова на переносный. Критически анализируется хайдеггеровский тезис о&nbsp;первичности Ничто по отношению к отрицанию. Предметом исследования стано­вится также способ введения понятия Ничто у Канта и кантовская таблица Ничто. Проводится сравнение стратегий Канта и Хайдеггера при образовании псевдопоня­тия Ничто. Критика философии Хайдеггера у Карнапа рассматривается как частич­но независимая от его критики метафизики в целом.</p> Виктор Игоревич Молчанов Copyright (c) 2020-09-04 2020-09-04 13 3 5 22 10.21146/2072-0726-2020-13-3-5-22 Интенциональность в средневековой и барочной схоластике https://pj.iph.ras.ru/article/view/5035 <p>Статья представляет собой сжатый обзор интенциональной проблематики в схола­стике Средневековья и барокко. Она описывает современное состояние исследова­ний в этой области, предлагает периодизацию развития интенциональных идей и&nbsp;намечает характерные черты каждого из периодов. В <span xml:lang="en-US" lang="en-US">XIII</span>–<span xml:lang="en-US" lang="en-US">XIV</span> вв. терминология и понятийность интенциональности формировались в связи с потребностями три­нитарной теологии и теологии творения, лишь во вторую очередь спускаясь на фи­лософский уровень. Служебностью интенциональных разработок по отношению к&nbsp;теологии объясняется их «бездомность», отсутствие закрепленного за ними док­тринального места. Тем не менее уже в это время были сформулированы основные вопросы, которыми будет заниматься современная интенциональная философия. Крайне слабо изученный период от второй половины <span xml:lang="en-US" lang="en-US">XIV</span> в. до конца <span xml:lang="en-US" lang="en-US">XVI</span> в. отме­чен повышенным интересом к проблемам референции. Третий и наиболее зрелый этап схоластической интенциональности приходится на эпоху барроко: <span xml:lang="en-US" lang="en-US">XVII</span> – пер­вая пол. <span xml:lang="en-US" lang="en-US">XVIII</span> в. В этот период было сформулировано объемлющее понятие интен­циональной жизни, а интенциональная тематика в целом закрепилась в науке о&nbsp;душе, где постепенно приняла вид систематических интенциональных теорий. Интенциональный инструментарий в этот период находит себе активное примене­ние в теории познания и метафизике. В заключение статьи высказывается гипотеза о том, что именно барочные интенциональные концепции послужили источником или, по крайней мере, ближайшим аналогом интенциональных идей Брентано.</p> Галина Владимировна Вдовина Copyright (c) 2020-09-04 2020-09-04 13 3 23 37 10.21146/2072-0726-2020-13-3-23-37 Bringing an end to the interpretative dispute on Descartes’s cogito: the cogito as vérité, cognitio, propositio, and conclusio https://pj.iph.ras.ru/article/view/5036 <p>Цель данной работы – положить конец спору об интерпретации Декартовского <span style="font-style: italic;" xml:lang="none" lang="none">cogito</span>, т.е. о том, познаваемо ли когито через интуицию или через вывод. Данный диспут был предметом серии аналитических и исторических исследований. Созда­ется ощущение, что все возможные интерпретации уже исчерпаны. Тем не менее я&nbsp;намерен вновь обратиться к этому диспуту, поскольку в предыдущих исследова­ниях не было рассмотрено то, как именно Декарт использует релевантные слова и&nbsp;выражения, а ведь это имеет наибольшую значимость для согласованного пони­мания его рассуждений о <span style="font-style: italic;" xml:lang="none" lang="none">cogito</span>. В данной статье я подробно отсанавливаюсь на та­ких терминах, используемых Декартом для обозначения неоднозначного статуса <span style="font-style: italic;" xml:lang="none" lang="none">cogito</span>, как «<span style="font-style: italic;" xml:lang="none" lang="none">hanc</span> <span xml:lang="none" lang="none">cognitio</span>, <span xml:lang="none" lang="none">ego</span> <span style="font-style: italic;" xml:lang="none" lang="none">cogito</span>, <span style="font-style: italic;" xml:lang="none" lang="none">ergo</span> <span style="font-style: italic;" xml:lang="none" lang="none">sum</span>», «<span style="font-style: italic;" xml:lang="none" lang="none">hanc</span> <span xml:lang="none" lang="none">propositionem</span>, <span xml:lang="none" lang="none">ego</span> <span style="font-style: italic;" xml:lang="none" lang="none">cogito</span>, <span style="font-style: italic;" xml:lang="none" lang="none">ergo</span> <span style="font-style: italic;" xml:lang="none" lang="none">sum</span>», «<span style="font-style: italic;" xml:lang="none" lang="none">hanc</span> <span xml:lang="none" lang="none">conclusionem</span>, <span xml:lang="none" lang="none">ego</span> <span style="font-style: italic;" xml:lang="none" lang="none">cogito</span>, <span style="font-style: italic;" xml:lang="none" lang="none">ergo</span> <span style="font-style: italic;" xml:lang="none" lang="none">sum</span>» и т.д. В каждом из аргументов Декарт аккуратно меняет используемые термины. Уделяя пристальное внимание этим терминам, я осуществляю согласованную интерпретацию предлагаемых Де­картом объяснений.</p> Ayumu Tamura Copyright (c) 2020-09-04 2020-09-04 13 3 38 48 10.21146/2072-0726-2020-13-3-38-48 Имя: Страх. Об одной экзистенциальной стра­сти https://pj.iph.ras.ru/article/view/5037 <p>Задача настоящей статьи – определить основные модальности понятия страха, кото­рые могут быть исследованы <span style="font-style: italic;">топически</span>. Если страх выступает в единстве опыта, не переставая различаться внутри него, то страх не вещь, а отношение между все бо­лее утонченной чувствительностью к опасностям и возможностью/невозможностью их избежать. Рассматривается аргументация Киркегора, Сартра, Хайдеггера, Ясперса, Фрейда. К страху как имени для всех «страхов» относятся четыре определяющие об­щую схему модальности: <span style="font-style: normal;">тревога</span>, «страх реальный» (Realangst), боязнь/фобии, страх изначальный (Ur-Angst). Между ними существует взаимодействие, которое позволяет прослеживать переходы от одной модальности страха к другой по&nbsp;аналогии с «водо­воротным движением», чья динамика зависит от силы эмоциональных переживаний.</p> Валерий Александрович Подорога Copyright (c) 2020-09-04 2020-09-04 13 3 49 66 10.21146/2072-0726-2020-13-3-49-66 Пролегомены к метатеодицее https://pj.iph.ras.ru/article/view/5038 <p><span style="background-color: transparent;">В статье рассматривается проект метатеодицеи, который предлагается в качестве альтернативы крайним точкам зрения, либо оправдывающим зло, чтобы обосновать существование Бога, либо отказывающим в самой возможности осмысленно иссле­довать отношения между страданием живых существ и Богом. Автор кратко осве­щает историю и логику возникновения теодицеи и указывает на ее современную альтернативу, получившую название антитеодицеи. Автор полагает, что, во-первых, метатеодицея может рассматриваться как междисциплинарный проект, в котором множество различных научных данных могут быть упорядочены в единое целое; во-вторых, метатеодицея должна прояснить, как вообще можно ставить вопрос о&nbsp;страдании человека и молчании Бога; в-третьих, ее методологическим преимуще­ством может являться то, что исследователь не занимает какой-то определенной по­зиции, но старается учитывать разные подходы к проблеме.</span></p> Алексей Михайлович Гагинский Copyright (c) 2020-09-04 2020-09-04 13 3 67 81 10.21146/2072-0726-2020-13-3-67-81 Поиски бозона Хиггса: проблемы эпистемиче­ской автономии эксперимента https://pj.iph.ras.ru/article/view/5039 <p>В статье обсуждаются эксперименты в физике элементарных частиц по обнаруже­нию последнего недостающего элемента Стандартной Модели взаимодействий – бозона Хиггса – и критически анализируются предложения позитивистского харак­тера о необходимости признания этого эксперимента поисковым, решающим, а так­же о его относительной автономии от теории. Мы описываем роль механизма Хиггса как ad hoc гипотезы, введенной изначально для преодоления проблемы ин­вариантности теории. Анализируются теоретически нагруженные процессы приго­товления и измерения бозона Хиггса в коллайдерных экспериментах; обсуждаются методы анализа экспериментальных данных и способы их теоретической интерпре­тации. Уделено внимание роли таких каналов нагруженности этапа анализа данных моделями и теориями явления, как экспериментальный фон и триггеры. Рассмат­риваются предложения считать данный эксперимент относительно независимым от теории, а также лежащее в основе такого подхода представление о сигнатурах (определенных признаках в интерпретированных данных), в которых теоретиче­ские модели функционируют как «черный ящик». В работе показывается, что роль и функции сигнатуры в эксперименте могут быть поняты семиотически только с учетом теории явления и ее определяющей роли в формировании сигнатур. Утвер­ждается, что предлагаемые критерии решающего эксперимента характеризуют не столько эксперимент, сколько теорию, тогда как к эксперименту по-прежнему применим исторический критерий Лакатоса. Обосновывается вывод о том, что в основе убеждений о поисковом и решающем характере экспериментов с бозоном Хиггса – неучитывание нагруженности сигнатур теориями явления и недостаточная избирательность коллайдерных экспериментов относительно теоретических моделей.</p> Виталий Станиславович Пронских Copyright (c) 2020-09-04 2020-09-04 13 3 82 96 10.21146/2072-0726-2020-13-3-82-96 Опровержение двух доводов в пользу полной субъ­ективности человеческого опыта https://pj.iph.ras.ru/article/view/5040 <p>В статье рассматривается вопрос о субъективности человеческого опыта, имею­щий большое значение для понимания соотношения сознания и реальности. Ав­тор ставит под сомнение распространенный тезис о полной субъективности опыта, согласно которому в нашем непосредственном опыте нам не дано ничего, кроме нашего сознания. Со времен Д. Беркли данный тезис используется для обоснования субъективного идеализма и создает немалые трудности для фило­софского реализма. Однако, на самом деле, тезис о полной субъективности чело­веческого опыта не является самоочевидным, а многие доводы в его пользу ока­зываются несостоятельными. К числу традиционных доводов в пользу полной субъективности опыта относятся аргумент от относительности восприятия и ар­гумент от прерывности восприятия. В статье дано опровержение обоих указан­ных аргументов. В качестве возможной альтернативы критикуемому тезису автор рассматривает реалистическое допущение о субъективно-объективном характере человеческого опыта.</p> Дмитрий Борисович Пучков Copyright (c) 2020-09-04 2020-09-04 13 3 97 109 10.21146/2072-0726-2020-13-3-97-109 Автономия аффекта https://pj.iph.ras.ru/article/view/5041 <p><span style="background-color: transparent;">Эссе Б. Массуми, включенное в его книгу «Parables for the Virtual» («Притчи о вир­туальном») в качестве первой главы, посвящено анализу аффекта как теоретико-культурной категории. Опираясь на результаты нескольких научных экспериментов, автор анализирует физиологические проявления аффекта и показывает, что меха­низм его функционирования невозможно описать в рамках доминирующих в куль­турной теории семиотических подходов. Между уровнями аффективных реакций тела и лингвистических квалификаций сознания обнаруживается непреодолимый разрыв. Дополняя полученные результаты тематически близкими концепциями А.&nbsp;Бергсона, Ж. Делёза, Ж. Симондона и Б. Спинозы, автор формулирует теорию аффекта, характеризующую его как доинвидидуальную, лингвистически неквали­фицируемую, находящуюся в поле эмердженции, виртуальную, автономную сущ­ность, сопутствующую восприятиям и эмоциям. Такая интерпретация аффекта поз­воляет автору проанализировать парадоксальные с точки зрения доминирующих теорий культуры политические и медийные эффекты, производимые Р. Рейганом и&nbsp;Б. Клинтоном. Применение теории аффекта к этим кейсам позволяет автору про­демонстрировать первостепенную важность аффективного для политики постмо­дерна и определить пути для разработки альтернатив доминирующим способам по­литической мобилизации аффекта.</span></p> Брайан Массуми Copyright (c) 2020-09-04 2020-09-04 13 3 110 133 10.21146/2072-0726-2020-13-3-110-133 Упрямая акциденция. Гегелевский «момент» некото­рых актуальных теорий https://pj.iph.ras.ru/article/view/5042 <p>В статье разбирается несколько подходов к проблематике субъективности, инспири­рованных философией Гегеля. Ф. Энгстер, К. Малабу и Р. Негарестани каждый по-своему актуализируют неиндивидуальное начало философии Гегеля в соответствии с выяснением возможностей движения по ингуманистическому и постгуманистиче­скому пути, которые рассматриваются сегодня как альтернатива дальнейшего раз­вития. Каждый из них сосредоточен не на отдельных фрагментах его аргументации, но подходит к системе Гегеля в ее целокупности, подбирая к ней понятия-ключи: мера, пластичность, программа мышления, включающая искусственное, соответ­ственно. Автор показывает, что в результате каждый из них фактически ищет и на­ходит в системе Гегеля аналоги «агентности», так же, как и Гегель, конструируя из них тотальную картину существования «системы» и ее способов ограничивать себя во взаимодействиях. Так, что, пожалуй, только в случае Малабу эта картина имеет признаки темпорализации и внутреннюю интенцию к изменению. Заостряя внимание на том, что логика философии Гегеля работает только благодаря катего­рии отрицания, автор демонстрирует, что так выстраиваемая субъективность неиз­бежно имеет деструктивный характер.</p> Нина Николаевна Сосна Copyright (c) 2020-09-04 2020-09-04 13 3 134 149 10.21146/2072-0726-2020-13-3-134-149 Аргумент в защиту эмерджентного субстанциаль­ного дуализма (критические возражения Мартине Нида-Рюмелин) https://pj.iph.ras.ru/article/view/5044 <p>Статья посвящена аргументу в защиту эмерджентного субстанциального дуализма, который был выдвинут М. Нида-Рюмелин в ряде недавних работ. Автор статьи ре­конструирует и критически разбирает посылки, на которых Нида-Рюмелин строит свой аргумент: (1) положение о возникновении новых индивидуумов, (2) положе­ние о возникновении сознательных свойств, (3) положение о квалитативно новых свойствах, (4) положение о каузальности субъекта и (5) положение о каузальной силе сознательных свойств. В статье высказаны два концептуальных возражения к аргументу Нида-Рюмелин. Первое возражение нацелено на первую посылку аргу­мента и связано с концептуальной непроясненностью механизма формирования те­лесности у субъекта опыта, в частности аргумент не разъясняет, тождественен ли организм как материальная система телу. Второе возражение касается четвертой и пятой посылок аргумента и связано с пониманием Нида-Рюмелин принципа кау­зальности эффективности субъекта. Показано, что эти посылки работают только в том случае, если отказаться от другого принципа, а именно принципа каузальной замкнутости физического, что лишает аргумент Нида-Рюмелин одного важнейшего преимущества, а именно его совместимости с современным натурализмом. Автор статьи приходит к выводу, что аргумент в защиту эмерджентного субстанциального дуализма в предложенном Нида-Рюмелин виде нельзя признать убедительным без модификации и дополнения посылок.</p> Данил Николаевич Разеев Copyright (c) 2020-09-04 2020-09-04 13 3 150 161 10.21146/2072-0726-2020-13-3-150-161 Аргумент представимости Дэвида Чалмерса https://pj.iph.ras.ru/article/view/5045 <p>Аргумент представимости, или аргумент зомби, является самым заметным и об­суждаемым аргументом против физикализма – доминирующего взгляда на природу сознания. Статья раскрывает ключевые идеи дискуссии об этом аргументе. В нача­ле текста представлена упрощенная форма аргумента, на примере которой сделаны существенные вводные замечания. Затем дана адаптированная автором версия аргу­мента, сформулированная главным современным критиком физикализма в филосо­фии сознания – Дэвидом Чалмерсом. На примере этой наиболее развитой версии прояснены основные понятия и содержание посылок аргумента. Затем рассмотрены основные способы отвержения аргумента: отвергнуть саму проблему, показать несовместимость существования зомби с другими философскими взглядами, по­казать несостоятельность самого аргумента. Дальнейший текст сосредоточен на та­ких опровержениях, которые атакуют сам аргумент, не переходя в плоскость других философских дискуссий. Дан анализ наиболее перспективных способов атаки аргу­мента. Непринятие представимости зомби, апостериорный физикализм и эпистеми­ческий взгляд атакуют посылку, согласно которой зомби являются представимыми. Стратегия феноменальных понятий отвергает посылку, согласно которой зомби воз­можны. Фальсификация аргумента показывает несостоятельность аргумента в це­лом. После раскрытия указанных стратегий изложен взгляд автора на перспективную критику аргумента, а также даны комментарии о положении аргумента в современ­ной философской дискуссии. Авторская позиция состоит в том, что противоборству­ющие стороны имеют хорошие доводы в пользу своих взглядов, однако фальсифика­ция аргумента представимости кажется очень убедительной, хотя и не показывает, что с аргументом не так.</p> Тимофей Сергеевич Демин Copyright (c) 2020-09-04 2020-09-04 13 3 162 174 10.21146/2072-0726-2020-13-3-162-174 Субстанциальный дуализм Ричарда Суинбёрна: со­временное состояние и критика https://pj.iph.ras.ru/article/view/5049 <p>Настоящая статья представляет собой одну из первых статей на русском языке о&nbsp;взглядах Ричарда Суинбёрна по проблеме сознание-тело. Ричард Суинбёрн – со­временный британский теолог и аналитический философ, специализирующийся в&nbsp;области философии религии и философии науки. В философии сознания Суин­бёрн отстаивает весьма непопулярную позицию – субстанциальный дуализм. Эта позиция опирается на картезианский дуализм и некоторые давние схоластические концепции. Суинбёрн стремится обосновать все варианты дуализма сознание-тело: от дуализма предикатов через дуализм свойств к дуализму субстанций. Как и Де­карт, Суинбёрн рассматривает ментальное и физическое как две совершенно раз­личные области. В частности, он отрицает тезис супервентности ментального на&nbsp;фи­зическом, разделяемый сегодня большинством аналитических философов созна­ния,&nbsp;и постулирует каузальный интеракционизм ментального и физического. Также Суинбёрн использует понятие субстанции. Субстанцию он определяет как нечто не&nbsp;сводимое к совокупности инстанцированных в ней свойств. Относительно про­блемы природы человека Суинбёрн придерживается составного дуализма, согласно которому природа человека состоит из двух частей: существенной (ментальная суб­станция) и несущественной (физическая субстанция). Опираясь на свой дуализм субстанций и модальный аргумент Декарта, Суинбёрн утверждает, что существова­ние сознания не зависит от существования физического тела. Автором приводятся возражения против субстанциального дуализма Ричарда Суинбёрна. Некоторые из&nbsp;этих возражений основаны на аргументах других известных аналитических фи­лософов. В заключение утверждается, что едва ли возможно рассматривать суб­станциальный дуализм Суинбёрна как корректную теорию сознание-тело. По мне­нию автора, в этой теории вводится множество необоснованных гипотез, и в дей­ствительности она не выполняет возложенную на не<span style="font-size: 1.4166667rem; font-family: 'IPH Astra Serif',serif;">е</span> объяснительную задачу.</p> Алексей Сергеевич Павлов Copyright (c) 2020 2020-09-04 2020-09-04 13 3 175 188 10.21146/2072-0726-2020-13-3-175-188