Философский журнал

2020. Т. 13. № 2. С. 112–125

УДК 17.034

The Philosophy Journal

2020, Vol. 13, No. 2, pp. 112–125

DOI 10.21146/2072-0726-2020-13-2-112-125

А.С. Ильина

Понятие греха в «Этике» Пьера Абеляра

Ильина Александра Сергеевна – студентка. Московский государственный университет име­ни М.В. Ломоносова. Российская Федерация, 119991, г. Москва, Ленинские горы, д. 1; e-mail: asm.fon.bis@gmail.com

Статья посвящена анализу трактата Пьера Абеляра «Этика, или Познай самого себя». В данной работе исследуется абеляровское понятия «греха» (peccatum) и его связь с понятиями «согласия» (consensus), «порока» (uicium), «воли» (voluntas), «презре­ния» (contemptus) и «намерения» (intentio). Особое место уделено особенностям важного для этики Абеляра понятия «намерения» и его сравнению с трактовкой «намерения» Ланской школой. Показана взаимозависимость некоторых этических идей Абеляра и этических тезисов из «писем» Элоизы. В статье обосновывается, что грех для Абеляра – это презрение к Богу вследствие согласия с тем, с чем согла­шаться не должно. При этом грех не есть «плохой поступок», «порок» или «злая воля». Грех есть не-благое «намерение». Несмотря на то, что Абеляр заимствует понятие «намерения» из теологии Ланской школы, его интерпретация уникальна и вписана в его общую концепцию греха, которая отличается как от идей Ланской школы, так и от концепции зла и греха у Аврелия Августина. Для Абеляра грех – личное намерение, поэтому он не может быть «передан». Поэтому Абеляр готов сделать вывод, что человек перенимает от Адама не вину, а лишь наказание. Несмотря на то, что гипотеза о взаимозависимости идей Элоизы и поздних теорий Абеляра не является самоочевидной, и понятие «греха» у Элоизы соответствует по смыслу абеляровскому понятию «порока», тем не менее, в их идеях есть общие ме­ста, например, мысль о том, что грех – следствие определенного «душевного состо­яния», что наказываться должно именно это «душевное состояние», а также другие тезисы, которые мы постарались осветить в данной статье.

Ключевые слова: Абеляр, Элоиза, этика, христианская этика, схоластика, грех, на­мерение, порок

Для цитирования: Ильина А.С. Понятие греха в «Этике» Пьера Абеляра // Фило­софский журнал / Philosophy Journal. 2020. Т. 13. 2. С. 112125.

«Жизненный нерв системы Абеляра – его основная интуиция, – быть может, всего полнее раскрылась в этике»1, – пишет Г.П. Федотов, характеризуя мысль Пьера Абеляра. Диалектик и теолог по образованию (ученик Иоанна


А.С. Ильина. Понятие греха в «Этике» Пьера Абеляра

113

Росцелина, Гильома из Шампо, Ансельма Ланского2), Абеляр посвящает по­следние свои сочинения этике, которую устами Философа в «Диалоге меж­ду Философом, Иудеем и Христианином» называет «целью всех наук»3. Чем вызвана такая высокая оценка, которую Абеляр дает дисциплине, не входив­шей в изучавшиеся тогда «семь свободных искусств»?

Прежде всего, ориентацией на греческую мысль. В сочинениях Абеляра видно влияние античных авторов, особенно римских – Сенеки, Овидия, Го­рация. Название абеляровской «Этики», «Scito te ipsum», отсылает к богатой традиции греческих философских сочинений, посвященных теме позна­ния самого себя4. Несмотря на обилие цитат из Священного писания, «Эти­ка» Абеляра предстает одним из наиболее «секуляризированных» сочине­ний XII в.

Другая причина, из-за которой Абеляр мог обратиться к этике, заключа­ется в «истории его бедствий». Абеляр, склонившись к преступной – для философа – любви, считает ее падением, характеризует как сладострастие (luxuria – один из семи «смертных грехов»5), уступку чувственности и гнус­ность (turpitudo)6. Мы считаем, что важную роль в формировании этической мысли Абеляра играла его возлюбленная, Элоиза7.

Сответственно, для подробного анализа выбрано абеляровское сочине­ние «Ethica», или «Scito te ipsum», необходимое, как нам кажется, для пони­мания его мысли и его отношения к Элоизе.

«Ethica», или «Scito te ipsum» – поздняя работа Пьера Абеляра, написан­ная между 1135 и 11398 гг., в которой он развивает свою этическую теорию. Изначально работа должна была состоять из двух книг, однако рукопись «Этики» обрывается на первой странице второй книги9. По предположению


114

История философии

Уильяма Манна10, вторая книга так и не была дописана. Если в первой кни­ге Абеляр рассуждает о пороке и грехе, то вторая книга посвящается добро­детели11. Как верно отмечает Уильям Манн12, «отсутствие текста второй книги ставит читателя в ситуацию, схожую с той, как если бы Данте ре­шил не писать “Paradiso” после окончания “Infernо»13. Идеи, изложенные в «Этике», упоминаются в письмах Вильгельма из Сен-Тьерри Бернарду Клервоскому, в которых Вильгельм критикует абеляровское учение о Трои­це, а также абеляровское учение о грехе («Disputatio adversus Petrum Abaelardum» («Рассуждение против Пьера Абеляра») и «Disputatio catho­licorum Patrum adversus dogmata Petri Abaelardi» («Рассуждение католи­ческих Отцов против мнений Пьера Абеляра»))14. Упоминание «Этики» в «Disputatio adversus Petrum Abaelardum» дает возможность сделать вывод о том, что текст «Этики» имел хождение по крайней мере среди абеляров­ских учеников15. Некоторые тезисы и теоретические идеи Абеляра, «следу­ющие» из его «Этики», были осуждены на соборе в Сансе в 1140/41 г. Бер­нардом Клервосским было представлено девятнадцать «еретических» положений учения Абеляра, в том числе16:

  1. «Quod non peccaverunt qui Christum ignorantes crucifixerunt, et quod non sit culpae ascribendum quidquid fit per ignorantiam». [«Что не со­грешили те, кто Христа по неведению распял, и что нельзя обви­нять в том, что совершается по неведению».] («Capitula haeresum Petri Abaelardi», 114017).

  2. «Quod propter opera nec melior nec peior efficiatur homo». [«Что из-за деяний человек не делается ни лучше, ни хуже».] («Capitula hae­resum Petri Abaelardi», 114018).

  3. «Quod neque opus neque voluntas neque concupiscentia neque delec­tatio quae movet eam peccatum sit, nec debemus eam velle exstingui». [«Что ни деяние, ни воля, ни вожделение, ни удовольствие, которое движет вожделением, не суть грех, и мы не должны желать его ис­чезновения».] («Capitula haeresum Petri Abaelardi», 114019).

  4. «Quod non contraximus culpam ex Adam, sed poenam tantum». [«Что от Адама мы переняли не вину, а только наказание.] («Capitula haeresum Petri Abaelardi», 114020)21.


А.С. Ильина. Понятие греха в «Этике» Пьера Абеляра

115

Уже в данных положениях можно усмотреть основные тематические блоки, которым посвящена «Этика» Пьера Абеляра. Все эти тематические блоки смыкаются вокруг темы «греха». Поэтому вопрос, который будет интересовать нас в данной работе, – суть абеляровского понятия «греха» (peccatum). Мы проанализируем связь понятия «греха» с понятиями «со­гласия» (consensus), «порока» (uicium), «воли» (voluntas) и «презрения» (contemptus). К данному различению обращались многие авторы, в том числе Шарль де Ремюза, посвятивший Абеляру свою двухтомную моно­графию22, а также такие классики медиевистики, как Этьен Жильсон23 и Фредерик Коплстон24. Также мы проанализируем связь абеляровского понятия «греха» (peccatum) с понятием «намерения» (intentio), которое Пьер Абеляр, во многом переосмысливая, заимствует из теологии Ланской школы25. Кроме того, мы укажем на некоторые этические аспекты, присут­ствующие в письмах Абеляра и Элоизы и соответствующие содержанию «Этики»26.

О понятии греха

Взгляд Абеляра на понятие греха принято считать «субъективным» или «интенционалистским»27. Чтобы разобраться подробнее, стоит показать, чем является грех в концепции Абеляра, а чем не является. Абеляр начинает с того, что разделяет понятия душевного порока, греха и плохого поступка:

И у такой души порок не есть то же, что грех, а грех не есть то же, что плохой поступок28.

Изначально Абеляр описывает порок как состояние души, которое скло­няет человека к дурному. Порок присущ человеческой душе, даже если по­рочный поступок не совершается. Человек может быть склонен к унынию, гневливости или зависти, однако эта склонность не сопряжена с грехом, хотя может быть причиной его. Душа для Абеляра – место, где происходит борьба между добродетелью и пороком. Указывая на это, Абеляр цитирует:

Долготерпеливый лучше храброго, и владеющий собою лучше завоевате­ля города29.

Начиная следующий раздел своей работы («Quid sit animi uicium et quid proprie dicatur peccatum»), Абеляр подытоживает:


116

История философии

Таким образом, порок есть то, в силу чего мы делаемся расположенными к согрешению, то есть, склоняемся к согласию с тем, с чем не подобает, чтобы нам это, соответственно, сделать или этим пренебречь30.

Тем самым Пьер переходит к прояснению понятия греха. Грех с точки зрения Абеляра – это презрение к Богу, которое выражается в том, что чело­век соглашается с тем, с чем соглашаться не должно, либо не соглашается с тем, с чем соглашаться должно.

Таким образом, грех есть наше пренебрежение к Творцу, и грешить – это пренебрегать Творцом, то есть никоим образом не делать того, что, по на­шей вере, в силу этой веры нами должно быть совершено, либо не избав­ляться от того, от чего, по нашей вере, мы должны избавиться31.

При этом грех не является также и злой волей, поскольку воля не вся­кий раз сопутствует греху. Чтобы обосновать данный тезис, Абеляр при­водит в пример человека, совершившего убийство не из злого умысла, а по стечению обстоятельств. Несмотря на то, что никакая злая воля не под­талкивала человека к данному поступку, по некоторым причинам (из-за же­лания сохранить собственную жизнь) человек соглашается на то, чтобы совершить убийство. Волю в данном случае стоит называть «страстью» (passio), поскольку здесь имеет место претерпевание того, чего не хотят, ради того, чего хотят32.

Таким образом, известно, что грех нередко совершается и вовсе в отсут­ствие злой воли, так что из этого становится ясным, что грех не следует называть волей33.

Продолжая размышлять о злой и доброй воле, Абеляр говорит, что злая воля дана человеку для того, чтобы тот научился подчинять ее воле Божьей. При отсутствии этого противостояния, замечает он, вряд ли человек мог бы сделать для Бога нечто значительное34.

Стоит отметить, что Абеляр не считает греховным само действие (opus). Действие с его точки зрения не может быть хорошим или плохим, всякий раз оценивается только мысленный акт человека, его согласие или не согла­сие. Совершение действий не увеличивает и не уменьшает грех, поскольку ничто не может загрязнить душу помимо принадлежащего ей согласия35. В этом смысле человек, который был пойман за каким-либо греховным за­нятием, может отрицать совершенные им действия и не быть наказанным, однако он тем не менее будет обвиняемым перед Господом36. Также, исхо­дя из этого, можно сказать, что младенцы и психически больные люди


А.С. Ильина. Понятие греха в «Этике» Пьера Абеляра

117

в принципе не способны грешить, поскольку не способны на согласие, предшествующее поступку37.

Здесь возникает важный вопрос: как человек может знать о том, что должно или не должно делать? Абеляр разрешает данный вопрос просто, как и многие философы и теологи его времени: говорит о существовании Божественного закона. Джон Мэренбон отмечает, что «Божественный за­кон» можно разделить на три составляющие: естественный закон, Старый закон (закон, данный еврейскому народу, содержащийся в Ветхом завете) и Новый закон (закон Христа, содержащийся в Новом завете). Они должны были работать взаимоисключающим образом (когда появляется новый за­кон, правила старого перестают работать), однако это было не так, посколь­ку Старый закон не был универсальным38.

В «Этике» Абеляр пишет:

Ведь и некогда недозволенное и запретное, если впоследствии оно стало допускаться и таким образом стало дозволенным, теперь уже совершается вовсе без греха, как, например, есть свинину, и делать многое другое, что некогда было запретным для Иудеев, а нам теперь разрешено. Таким обра­зом, когда мы видим, как обращенные ко Христу Иудеи свободно питают­ся тем, что было некогда запрещено Законом, то каким образом мы станем защищать их как невиновных, кроме как утверждая, что им это уже разре­шено Богом39.

Тем самым Пьер утверждает, что законным в его время является то, что было предписано Новым законом. Таким образом, знания о том, что являет­ся угодным Богу, а что не является угодным Богу, можно почерпнуть из Но­вого завета.

Далее Абеляр возвращается к понятию действия, чтобы сказать о том, что само по себе действие, которое наблюдатель извне может посчитать гре­ховным, на самом деле может таковым не являться, потому что многие дей­ствия, совершаемые людьми, свершаются из-за недостатка информации, не­ведения, et cetera. Дабы укрепить свою позицию, Абеляр приводит несколько примеров:

  1. женщина может подвергнуться сексуальному насилию, не совершая при этом греха;

  2. обманувшийся мужчина познал ту, кого принял за жену;

  3. человек убивает кого-то по ошибке, считая, что должен убить его в качестве палача40.

Во всех перечисленных ситуациях грех не имеет места, поскольку невозможен был акт согласия. Существуют также ситуации, при которых некоторое действие может совершаться греховно и не греховно. Допустим, два человека собираются привести в исполнение приговор смертной казни.


118

История философии

Один из них будет поступать хорошо, осуществляя свою функцию палача и исполняя приговор, который был вынесен по справедливости, другой же, будучи давним врагом приговоренного, будет движим вражеской ненави­стью, и его согласие потому приведет его к греху41. Сам грех может выра­жаться тремя способами: внушением, удовольствием и согласием, посколь­ку они влекут нас к преступному действию.

Наиболее яркий пример рассуждения Абеляра на тему безгрешности при отсутствии согласия – строки, подтверждающие мнение Джона Мэрен­бона42 о том, что «Этика» Абеляра – «одновременно понятная, упорядочен­ная, лаконичная, но и яркая», поскольку «Абеляр использует множество за­поминающихся и шокирующих примеров»:

Если бы кто-то заставил какого-нибудь монаха, опутанного узами, лежать среди женщин, а тот повлекся бы, но без согласия, к удовольствию по при­чине мягкой постели и касания окружающих женщин, кто бы осмелился назвать сие удовольствие, каковое природа сделала необходимым, виной?43

Те типы греха, что обсуждались раннее, можно вслед за Джоном Мэ­ренбоном называть sin of ignorance (грех, совершенный по незнанию, не влекущий за собой вину), mortal sin (смертный грех, т.е. согласие на ка­кое-то преступное действие) и venial sin (простительный грех, т.е. согласие на преступное деяние, которое явилось следствием каких-то независящих от человека событий)44. Однако Абеляр выделяет также несколько типов проступков в разделе «Cur opera peccati magis quam ipsum puniatur» («Поче­му преступные деяния наказываются более, чем грех»), которые могут быть расценены как греховные, хотя таковыми не являются:

  1. Женщина, не имеющая одеял, чтобы укрыть своего ребенка, стара­ется его согреть, прижимает его близко к себе, из-за чего душит. Несмотря на то, что она не хотела причинить ему вреда, но совер­шала свои действия по любви, она оказывается осуждена. Так про­исходит для того, чтобы она и другие женщины впредь знали, что нельзя поступать таким образом. В этом смысле она наказана за свой проступок, хотя не несет за собой греха45.

  2. Недруги обвиняют человека перед судьей, предоставляя судье до­казательства о его виновности. Судья же знает, что человек невино­вен, однако осуждает его. Так происходит из-за того, что вольность судьи (его отказ вынести приговор) может повлечь за собой дис­функцию института (закона), что повлечет большую беду, чем осуждение одного невинного46.

Стоит также отметить, что из разделения Абеляром грехов на несколько «подвидов» следует также возможность или невозможность искупления греха. Неискупимым может быть смертный грех, выраженный, например,


А.С. Ильина. Понятие греха в «Этике» Пьера Абеляра

119

в хуле на Духа47. Проступок, чья природа не является греховной, не нужда­ется в искуплении. Остальные грехи, в том числе простительные, могут быть искуплены, например, посредством исповеди48. «Но я открыл Тебе грех мой и не скрыл беззакония моего; я сказал: “исповедаю Господу пре­ступления мои”, и Ты снял с меня вину греха моего». (Псалтирь 31:5)

Прояснив абеляровское понятие «греха», его связь с понятиями «со­гласия» (consensus), «порока» (uicium), «воли» (voluntas) и «презрения» (contemptus), перейдем к следующему разделу нашей работы, анализу абе­ляровского понятия «намерения» (intentio) и его отношения к теологии Лан­ской школы.

Не-благие намерения

Еще одним важным понятием этики Абеляра, которое было опущено нами в предыдущей части сознательно, является понятие «намерения» (intentio).

Грех, как уже было нами отмечено, состоит в том, чтобы быть соглас­ным с тем, что является запретным или плохим. Согласие не принимает участия в моральном оценивании какого-либо поступка, но его наличие делает какой-то поступок грехом, т.е. ошибкой, достойной наказания. На­мерение, напротив, дает моральную оценку. Одон Лоттэн49 характеризует абеляровское понятие «намерения» так: «Проблема морального намерения связана со значением морального сознания, поскольку, начиная с Абеляра, термин «намерение» иногда понимается в смысле “вера”». С точки зрения Робера Бломма50, в тексте «Этики» Абеляр тесно связывает проблему мо­рального намерения с проблемой нормативного значения совести. Намере­ние становится грехом в том случае, если становится в оппозицию совести человека.

Сам термин «намерение» (intentio) Абеляр заимствует у авторов Лан­ской школы, как это убедительно показывает Робер Бломм51. Концепция греха Ланской школы содержится в сумме «Sententiae Anselmi» («Principium et causa omnium Deus»). Грех определяется как «утрата естественного блага, которое присутствовало или ожидалось, из-за отклонившейся воли»52. В этом смысле для Ланской школы, как и для Аврелия Августина, malum nihil est [зло есть ничто]. Зло – лишь утрата естественного блага, которая происхо­дит по воле разумного человека. Понятие «намерения» в контексте этиче­ской теории школой Ансельма Ланского определяется так: «Ведь намерение есть форма действий: если намерение хорошее, то и действие хорошее; если (намерение) плохое, (то и действие) плохое; ибо всякое действие хорошее


120

История философии

или плохое лишь по отношению к намерению»53. Однако для школы Ан­сельма даже плохое действие есть ничто: «С этим согласно и авторитетное свидетельство Августина, который говорит “зло есть ничто”, что может быть истолковано так: зло, то есть злое деяние, есть ничто»54.

Плохой поступок для Абеляра второстепенен по отношению к греху, но он не является «ничем» в том смысле, в каком его понимает Ланская школа и Августин. Более того, Абеляр «прекращает писать о грехе как об акте воли»55. Пьер порывает как с этикой Ланской школы (т.е. со своим учителем, Ансельмом Ланским), так и с этикой Августина Блаженного. Те оттенки из­менения, которые Абеляр привнес в значение понятия «намерения», в итоге привели его к тому, что он стал считать греховность человека исключительно «личной», вследствие чего и был осужден Бернардом Клервоским по положе­нию «Quod non contraximus culpam ex Adam, sed poenam tantum»56.

Письма Абеляра и Элоизы

После трагических событий 1118 г.57 Абеляр решил стать монахом в мо­настыре Сен-Дени. Его дальнейшее общение с Элоизой происходило глав­ным образом в переписке58. В случае с грехом нас будут интересовать тек­сты «второго» и «четвертого» письма Элоизы Абеляру. Второе письмо Элоизы было написано после получения копии автобиографической работы Абеляра, «История моих бедствий». В письме присутствуют ее размышле­ния об этике, в том числе формулировка, которая близка к абеляровской концепции греха:

Я, та, что больше всего виновата, я же больше всего, как ты и сам знаешь, невиновна. Ведь считается преступным не совершение чего-то, но страсть совершившего. Правосудие взвешивает не то, что происходит, но от какого состояния души происходит59.

Из «второго» письма следует, что понимание греха Элоизой сходно с пониманием греха Абеляра, поскольку грех не является поступком, внеш­ним относительно души, но душевным состоянием, – и осуждено должно быть именно это душевное состояние. Однако между двумя пониманиями есть различие: это можно видеть уже в противоречивой формулировке «Que plurimum nocens, plurimum, ut nosti, sum innocens». Элоиза считает себя ви­новной, но в чем? Ответ дается в четвертом письме:


А.С. Ильина. Понятие греха в «Этике» Пьера Абеляра

121

А эти жала в плоть, этот жар желания более всего разжигаются сей пылко­стью юного возраста и опытом сладчайших наслаждений, и тем обширнее, со всех сторон, они осаждают меня, чем слабее осажденная природа60.

Элоиза не считает грех «согласием» (consensus), она не использует данный термин. Грех в ее концепции схож с тем, что в концепции Абеляра называется душевным пороком (uicium animi). Для Элоизы не существует также естественных желаний, которые позволяют Абеляру в примере о кон­такте с женщинами говорить об отсутствии греха. Для Элоизы разум – единственное, что находится под нашим контролем, поэтому Элоиза, охва­ченная желанием, признавала себя греховной61.

Отсюда мы видим, что корреспонденция Элоизы содержит в себе эти­ческие идеи, связанные с понятием греха, которые могли являться либо следствием абеляровской работы над «Этикой», либо следствием собствен­ного изучения Элоизой классических и средневековых авторов, ведь, как можно видеть из писем Элоизы, она была достаточно эрудирована в данной области62.

Выводы

В данной статье нами был представлен анализ понятий «греха» и «на­мерения» в концепции Абеляра, тезисов о «грехе» из писем Элоизы. В каче­стве заключения мы считаем необходимым представить основные выводы из трех предыдущих разделов.

  1. В абеляровском понимании грех есть презрение к Богу, следующее из согласия с тем, что не угодно Богу. Знание о том, что угодно Богу, человек может почерпнуть из Нового закона, изложенного в Новом завете. Младенец и душевнобольной человек по определе­нию не могут грешить, поскольку их душевное состояние не пред­полагает возможности осознанного согласия. Грех не есть душев­ный порок. Душевный порок следует из человеческой природы и борьба с душевным пороком есть действие, угодное Богу. Плохой поступок может быть греховным, а может не быть греховным. Если человек совершает плохой поступок из-за неосведомленности, он


122

История философии

не грешит и, как следствие, не нуждается в искуплении. Если чело­век осознанно соглашается на совершение плохого поступка, то он совершает грех. Если его подтолкнули к согласию внешними, неза­висящими от него обстоятельствами, его грех считается прости­тельным. Плохой поступок, который не является греховным, может караться законом, чтобы: а) научить этого человека или других лю­дей впредь не поступать так, как поступил данный человек; б) со­хранить социальные институты, поскольку вред, причиненный об­ществу из-за дисфункции социального института меньше вреда, полученного невинным человеком вследствие наказания.

  1. Намерение в мысли Петра тесно связано с проблемой нормативного значения совести. Сам термин «intentio» Абеляр заимствует у теоло­гов Ланской школы, при этом отказываясь от понимания намерения и греха, предложенного Аврелием Августином и школой Ансельма Ланского. В этом заключается его уникальность как средневекового автора, писавшего об этических проблемах.

  2. В письмах Элоизы понятие «грех» соответствует по смыслу абеля­ровскому понятию «душевный порок». Элоиза считает, что разум абсолютно подконтролен человеку, поэтому человек может контро­лировать свои желания и пороки. Наказывать человека необходимо не за то преступление, которое он совершает, а за то ментальное со­стояние, в котором данное преступление совершается. Таким обра­зом, Элоиза и Абеляр влияли друг на друга в ходе формирования этических идей.

Необходимо отметить, что Пьер Абеляр был одним из первых схола­стических авторов, сделавших существенный шаг на пути постижения нравственных оснований самосознания и развития этики. Именно его кон­цепция открывает для схоластики проблематику намерения, разделяя при­чины деяния и греховные последствия. Этика Абеляра также оказала влия­ние на утверждение практики исповеди63.

Список литературы

Бугай Д.В. Комментарий Прокла Диадоха на Алкивиад I Платона. Методы философского истолкования // Вопросы философии. 2001. 4. С. 105‒118.

Душин О.Э. Пьер Абеляр и формирование средневековой университетской учёности // Verbum. Вып. 7. СПб.: СПбГУ, 2004. C. 111‒132.

Маслов Д.К. О спорах Бернарда Клервосского с Петром Абеляром и Гильбертом Пор­ретанским // Вестник Московского университета. Сер. 7: Философия. 2008. 1. С. 43‒60.

Неретина С.С. Слово и текст в средневековой культуре. Концептуализм Абеляра. М.: Гнозис, 1994. 216 с.

Петр Абеляр. История моих бедствий / Пер. с лат. С.С. Неретиной. М.: ИФ РАН, 2011. 125 с.

Федотов Г.П. Абеляр // Федотов Г.П. Собр. соч.: в 12 т. Т. 1. М.: Мартис, 1996. С. 185‒274.

Шишков А.М. На плечах гигантов. Очерки интеллектуальной культуры западноевро­пейского Средневековья VXIV вв. М.; СПб.: Университетская книга, 2016. 704 с.


А.С. Ильина. Понятие греха в «Этике» Пьера Абеляра

123

Anselms von Laon. Systematische Sentenzen / Hrsg. von F.P. Bliemetzrieder. Münster: Aschen­dorff, 1919. 260 S.

Blomme R. La doctrine du péché dans les écoles théologiques de la première moitié du XIIe siècle. Louvain: Publications universitaires de Louvain, 1958. 385 p.

Bloomfield M.W. The Origin of the Concept of the Seven Cardinal Sins // The Harvard Theolo­gical Review. 1941. Vol. 34. No. 2. P. 121‒128.

Clanchy M.T. Abelard: A Medieval Life. Oxford: Blackwell, 1997. 436 p.

Copleston F. A History of Medieval Philosophy. Indiana: University of Notre Dame Press, 1990. 416 p.

Courcelle P. «Connais-toi toi-même», de Socrate à saint Bernard. Paris: Études Augustiniennes, 1975. 790 p.

Foucault M. L’Hermeneutique du sujet: Cours au Collège de France (1981‒1982). Paris: Seuil, 2001. 560 p.

Gilson E. La Philosophie au Moyen Âge. Paris: Payot, 1988. 782 p.

In the Garden of Evil: The Vices and Culture in the Middle Ages / Ed. by R. Newhauser. Toronto: Pontifical Institute of Mediaeval Studies, 2005. 568 p.

Lottin O. Psychologie et morale aux XIIe et XIIIe siècles. T. IV. Gembloux: J. Duculot, 1954. 944 p.

Luscombe D.E. The School of Peter Abelard: The Influence of Abelard’s Thought in the Early Scholastic Period. Cambridge: Cambridge University Press, 1969. 360 p.

Luscombe D.E. The Ethics of Abelard: some further consideration // Peter Abelard. Proceedings of the International Conference / Ed. by E.M. Buytaert. Leuven: University Press; The Hague: Nijhoff, 1974. P. 65‒84.

Mann W.E. God, Belief, and Perplexity. Oxford: Oxford University Press, 2016. 272 p.

Marenbon J. The philosophy of Peter Abelard. Cambridge: Cambridge University Press, 1997. xx, 373 p.

Marenbon J. Life, milieu, and intellectual contexts // The Cambridge Companion to Abelard / Ed. by J.E. Brower and K. Guilfoy. Cambridge; N.Y.: Cambridge University Press, 2004. P. 14‒44.

Mews C.J. Abelard and Heloise. Oxford: Oxford University Press, 2005. 308 p.

Migne J.P. Patrologia Latina. Vol. 180. Parisiis, 1855. 950 p.

Murray A.V. Abelard and St. Bernard: A study in twelfth century «modernism». Manchester: Manchester University Press, 1967. 167 p.

Peter Abelard’s Ethics / Ed. with intro., english trans. and notes by D.E. Luscombe. Oxford: Oxford University Press, 1979. 144 p.

Petrus Abaelardus. Dialogus inter Philosophum, Iudaeum, et Christianum / Ed. F.H. Rheinwald. Berolini: Chr. Fr. Enslin, 1831.

Petrus Abaelardus. Historia calamitatum sive Ad amicum suum consolatoria / Ed. J. Monfrin. Paris: J. Vrin, 1978. 125 p.

Petrus Abaelardus. Opera theologica II / Ed. E.M. Buytaert. Turnhout: Brepols, 1969. 510 p.

Remusat C. Abélard. T. 2. Paris: Librairie Philosophique de Ladrange, 1845. 563 p.

The Letter Collection of Peter Abelard and Heloise / Ed. with a revised trans. by D.E. Lus­combe. Oxford: Oxford University Press, 2013. 792 p.

The notion of sin in Abelard’s Ethics

Alexandra S. Ilyina

Lomonosov Moscow State University. GSP-1, Leninskie Gory, Moscow, 119991, Russian Federa­tion; e-mail: asm.fon.bis@gmail.com

The present article is concerned with some ethical ideas of Peter Abelard that he sets out in his treatise Ethica or Scito te ipsum. This paper investigates Abelard’s concept of sin and the relation among the concepts of sin, intention, will, vice, consent and contempt. The article highlights the features of Abelard’s interpretation of the concept of intention

124

История философии

in comparison with the interpretation of the school of Laon. The paper also shows the in­terdependence of some ethical ideas of Abelard and ethical theses from the Letters of Eloise. The present article also substantiates that the sin for Abelard is contempt for God because of agreement with what a person should not agree with. Moreover, sin is not a bad deed, vice or evil will. Sin is a non-good intention. Despite the fact that Abelard borrows the concept of intention from the theology of the school of Laon, his interpreta­tion is unique and is included in his general concept of sin, which differs both from the ideas of the school of Laon and from the concept of sin by Aurelius Augustine. For Abelard, sin is a personal intention, so it cannot be transmitted. Therefore, Abelard is ready to conclude that a person does not take the guilt from Adam, he takes only the pun­ishment. Despite the fact that the hypothesis about the interdependence of the ideas of Eloise and the later theories of Abelard is not self-evident, and the concept of sin in the letters of Eloise comes close to the meaning of Abelard’s concept of vice, nevertheless, there are common places in their ideas, for example, the idea that the sin is a consequence of a certain state of mind, that this state of mind should be punished, as well as other theses that we tried to present in this article.

Keywords: Abelard, Heloise, ethics, christian ethics, scholasticism, sin, intention, vice

For citation: Ilyina, A.S. “Ponyatie grekha v ‘Etike’ P’era Abelyara” [The notion of sin in Abelard’s Ethics], Filosofskii zhurnal / Philosophy Journal, 2020, Vol. 13, No. 2, pp. 112125. (In Russian)

References

Bliemetzrieder, F.P. (Hrsg.) Anselms von Laon. Systematische Sentenzen. Münster: Aschendorff, 1919. 260 S.

Blomme, R. La doctrine du péché dans les écoles théologiques de la première moitié du XIIe siècle. Louvain: Publications universitaires de Louvain, 1958. 385 pp.

Bloomfield, M.W. “The Origin of the Concept of the Seven Cardinal Sins”, The Harvard Theo­logical Review, 1941, Vol. 34, No. 2, pp. 121‒128.

Bugai, D.V. Kommentarii Prokla Diadoha na Alkiviad i Platona. Metody filosofskogo istolko­vaniya [Proclus Diadochus’ In Alcibiadem I. The methods of philosophical interpretation], Voprosy filosofii, 2001, No. 4, pp. 105‒118. (In Russian)

Buytaert, E.M. (ed.) Petrus Abaelardus, Opera theologica II. Turnhout: Brepols, 1969. 510 pp.

Clanchy, M.T. Abelard: A Medieval Life. Oxford, Blackwell Publishers, 1997. 436 pp.

Copleston, F. A History of Medieval Philosophy. Indiana: University of Notre Dame Press, 1990. 416 pp.

Courcelle, P. «Connais-toi toi-même», de Socrate à saint Bernard. Paris: Études Augusti­niennes, 1975. 790 pp.

Dushin, O.E. “Per Abelyar i formirovanie srednevekovoj universitetskoj uchyonosti” [Peter Abelard and the formation of medieval university scholarship], Verbum, Vol. 7. St. Peters­burg: St. Univ. Publ., 2004, pp. 111‒132. (In Russian)

Fedotov, G.P. “Abelyar”, in: G.P. Fedotov, Sobranie sochinenii [Collected works], Vol. 1. Mos­cow: Martis Publ., 1996, pp. 185‒274. (In Russian)

Foucault, M. L’Hermeneutique du sujet: Cours au Collège de France (1981‒1982). Paris: Seuil, 2001. 560 pp.

Gilson, E. La Philosophie au Moyen Âge. Paris: Payot, 1988. 782 pp.

Lottin, O. Psychologie et morale aux XIIe et XIIIe siècles, T. IV. Gembloux: J. Duculot, 1954. 944 pp.

Luscombe, D.E. The School of Peter Abelard: The Influence of Abelard’s Thought in the Early Scholastic Period. Cambridge: Cambridge University Press, 1969. 360 pp.

Luscombe, D.E. “The Ethics of Abelard: some further consideration”, Peter Abelard. Proceed­ings of the International Conference, ed. by E.M. Buytaert. Leuven: University Press; The Hague: Nijhoff, 1974, pp. 65‒84.

Luscombe, D.E. (ed.) Peter Abelard’s Ethics. Oxford: Oxford University Press, 1979. 144 pp.

А.С. Ильина. Понятие греха в «Этике» Пьера Абеляра

125

Luscombe D.E. (ed.) The Letter Collection of Peter Abelard and Heloise. Oxford: Oxford Uni­versity Press, 2013. 792 pp.

Mann, W.E. God, Belief, and Perplexity. Oxford: Oxford University Press, 2016. 272 pp.

Marenbon, J. The philosophy of Peter Abelard. Cambridge: Cambridge University Press, 1997. xx, 373 pp.

Marenbon, J. “Life, milieu, and intellectual contexts”, The Cambridge Companion to Abelard, ed. by J.E. Brower and K. Guilfoy. Cambridge; New York: Cambridge University Press, 2004, pp. 14‒44.

Maslov, D.K. “O sporah Bernarda Klervosskogo s Petrom Abelyarom i Gilbertom Porretan­skim” [On the disputes of Bernard of Clairvaux with Peter Abelard and Gilbert of Poiti­ers], Vestnik Moskovskogo universiteta, 2008, No. 1, pp. 43‒60. (In Russian)

Mews, C.J. Abelard and Heloise. Oxford: Oxford University Press, 2005. 308 pp.

Migne, J.P. Patrologia Latina, Vol. 180. Parisiis, 1855. 950 pp.

Monfrin, J. (ed.) Petrus Abaelardus, Historia calamitatum sive Ad amicum suum consolatoria. Paris: J. Vrin, 1978. 125 pp.

Murray, A.V. Abelard and St. Bernard: A study in twelfth century ‘modernism’. Manchester: Manchester University Press, 1967. 167 pp.

Neretina, S.S. Slovo i tekst v srednevekovoj kulture. Konceptualizm Abelyara [Word and text in the medieval culture. Conceptualism of Abelard]. Moscow: Gnozis Publ., 1994. 216 pp. (In Russian)

Neretina, S.S. (tr.) Peter Abelard, Istoriya moih bedstvii [A history of my Calamities]. Moscow: IPh RAS Publ., 2011. 125 pp. (In Russian)

Newhauser, R. In the Garden of Evil: The Vices and Culture in the Middle Ages. Toronto: Pon­tifical Institute of Mediaeval Studies, 2005. 568 pp.

Remusat, C. Abélard, T. 2. Paris: Librairie Philosophique de Ladrange, 1845. 563 pp.

Rheinwald, F.H. (ed.) Petrus Abaelardus, Dialogus inter Philosophum, Iudaeum, et Christia­num. Berolini: Chr. Fr. Enslin, 1831.

Shishkov, A.M. Na plechah gigantov. Ocherki intellektualnoj kultury zapadnoevropejskogo Srednevekovya V–XIV vv. [On the shoulders of giants. Essays on the intellectual culture of the West-European Middle Ages of V–XIV centuries]. Moscow; St. Petersburg: Universi­tet­skaya kniga Publ., 2016. 704 pp. (In Russian)